В поисках неизведанного

Фантастические приключения биолога

О Роберте Чамберсе и его фантастических повестях Говард Лавкрафт отзывался как об одном из своих вдохновений, правда, за их нереализованный потенциал. Некоторые произведения Чамберса были переведены на русский, но приключения "In Search of the Unknown" (1904) про ироничные и фантастические приключения самоуверенного биолога переводятся впервые.

Капитан дока

I

Ввиду абсолютной невероятности произошедшего - уже кажущегося мне совершенно невозможным из безопасности и обыденности собственной библиотеки - я начинаю сомневаться, записывать ли тот эпизод, представляющийся мне всё больше гротескным, нежели ужасающим. Однако если не записать его сейчас, то я никогда не наберусь смелости рассказать всю правду - и не из-за боязни осмеяния, а поскольку сам перестану верить своей памяти. А ведь прошёл всего месяц с тех пор, как я услышал зловещее бурление, которое принял тогда за перекатывающиеся камни мелководья - всего месяц с тех пор, как я собственными глазами увидел то, в существование чего уже не могу поверить. Что касается капитана дока - и того удара, который я сейчас нанесу привычному порядку вещей - то о нём пока говорить рано, и забегать вперёд не стоит. Я постараюсь рассказать свою историю просто и без утайки, и пусть мои друзья поручатся за мою честность, а издатели данной книги их поддержат.

29 февраля я сдал свой государственный пост и уехал из Вашингтона, чтобы принять предложение профессора Фарраго - милостиво позволившего мне использовать его настоящее имя в данных записях - и уже 1 апреля я приступил к новым, отрадным обязанностям в качестве заведующего по общим вопросам департамента водоплавающих птиц при зоосаде, строящемся в Бронксовском парке (Нью-Йорк).

Неделю я погружался в рутину, осматривая свежий фундамент, изучая чертежи, продираясь вместе с геодезистами через парковый кустарник, предлагая устройство водяных спусков и бассейнов в вольерах для лебедей, гусей, пеликанов, цапель и прочих болотных и водоплавающих птиц, считавшихся приспособленными для климата Бронксовского парка.

На тот момент политика попечителей и руководства зоосада не допускала использования ни звероловов, ни экспедиций для сбора животных. Наше общество постановило целиком положиться на добровольные пожертвования, и я всегда проводил часть дня, надиктовывая ответы корреспондентам, предлагающим свои услуги охотников на крупную и мелкую дичь, ловцов самой разнообразной фауны, а также продающим тех или иных особей, обычно по заоблачной цене.

Владельцам пятиногих котят, чесоточных рысей, лишайных койотов и пляшущих медведей я отвечал вежливым, но решительным отказом - конечно же, прежде показывая данные письма и мои ответы профессору Фарраго.

Однако как-то раз в конце мая, когда я уже шёл домой в город, меня окликнул профессор Лесард из департамента рептилий и передал, что профессор Фарраго попросил зайти ненадолго; так что я выбил трубку и направился обратно к деревянной постройке, временно служившей офисом профессора Фарраго, заведующего зоосада по общим вопросам. Профессор сидел за столом перед кучей писем и моих ответов на них. Он посмотрел на меня поверх очков и чудно́ улыбнулся. В его выражении читалось любопытство, нетерпение, лёгкое раздражение и, возможно, зыбкие очертания виноватости.

- Есть тут письмо, - начал он с картинным жестом в сторону листка бумаги, пришпиленного к папке, - письмо, которое вам наверняка запомнилось.

Он снял бумагу и передал её мне.

- А, да, - ответил я, пожав плечами. - Конечно же, автор заблуждается... или…

- Или? - настоял профессор, невозмутимо протирая очки.

- Или лжёт, - ответил я.

Выдержав паузу, профессор откинулся в кресле и велел прочитать письмо вслух, что я и сделал со сдерживаемым пренебрежением к корреспонденту, представлявшемуся мне либо весьма наивной жертвой обмана, либо крайне глупым аферистом. Это я и резюмировал профессору Фарраго - но, к моему удивлению, не встретил согласия.

- Полагаю, - начал он с подслеповатой смущённой улыбкой, - что девятьсот девяносто девять людей из тысячи выкинули бы это письмо и заклеймили бы автора лжецом или дураком?

- С моей точки зрения, - ответил я, - третьего не дано.

- Я считаю, он ни тот, ни другой, - умиротворённо возразил профессор.

- Что?! - воскликнул я, - Человек живёт в одиночестве на крохотной полоске пляжа между пустошью и морем и просит прислать кого-нибудь, чтобы забрать несуществующую птицу!

- Откуда вы знаете, - спросил профессор Фарраго, - что данная птица не существует?

- Научный консенсус состоит в том, - едко заметил я, - что бескрылая гагарка¹ вымерла многие годы назад. Следовательно, вполне простительно сомневаться, что у нашего корреспондента якобы имеется две живых особи.

- Ох, молодость, - устало улыбнулся профессор. - На голой уверенности вы пускаетесь к несуществующим берегам.

Он откинулся в кресле, отрешённо созерцая воображаемые картины.

- Подобно плывущей белке², вы движетесь по воле Провидения и попутного ветра, но никогда не выходите на сушу там, где собирались - не так ли?

Пунцовый до ушей, я ответил:

- А вы считаете, что бескрылые гагарки не вымерли?

- Одюбон³ их встречал.

- А кто с тех пор?

- Никого - кроме нашего корреспондента, - рассмеялся он.

Я тоже рассмеялся, полагая, что беседа подошла к концу, но профессор, как ни в чём не бывало, продолжил:

- Что бы ни жило у нашего корреспондента - а я смею верить, что это и есть бескрылая гагарка - я хочу добыть это для нашего общества.

Справившись с потрясением, я первейшим образом испытал жалость. Очевидно, профессор Фарраго начал впадать в старческий маразм - человечество постигла очередная утрата!

Ныне я полагаю, что профессор Фарраго в точности угадал мои мысли, но не подал виду ни обидой, ни нетерпением. Я пододвинул стул и сел, поскольку оставалось лишь подчиниться и приняться за это навязанное мне безнадёжное предприятие.

Вместе мы составили список необходимых вещей и статей расходов, а я назначил дату возвращения, не допуская и мысли о преждевременном успехе.

- Не переживайте, - сказал профессор. - Всё, что требуется - это доставить птиц в целости и сохранности. Сколько человек с вами отправить?

- Никого, - отрезал я. - Бесполезная трата сил, если нечего будет привезти обратно. А если будет, я непременно запрошу телеграфом.

- Что ж, - добродушно ответил профессор Фарраго, - я окажу вам всю возможную поддержку. Вы не против отбыть этим же вечером?

Пожилому натуралисту нельзя было отказать в расторопности. Я обречённо кивнул, к его вящей радости.

- Итак, - подвёл итог я, надевая шляпу, - Мне надлежит отправиться на север в местечко под названием Чёрная Гавань, где некто Хальярд держит среди прочей утвари двух вымерших бескрылых гагарок…

На этих словах мы оба рассмеялись. Я спросил, с чего всё-таки профессор поверил утверждениям незнакомца.

- Полагаю, - ответил он с той же полуизвиняющейся, полусмеющейся улыбкой, - что по наитию. У меня необъяснимое ощущение, что у этого Хальярда и правда есть гагарка, а то и две. Не могу выбросить из головы, что мы стоим на пороге обретения редчайшего животного. Пожалуй, такие слова не ожидаешь услышать от учёного; несомненно, вы поражены - признайтесь же?

Но я не был поражён. Напротив, я осознал, что и меня, вопреки всему, начала захватывать та же внезапная головокружительная надежда.

- А что если и правда... - начал я, но замолчал.

Мы с профессором многозначительно переглянулись в полной тишине.

- Продолжайте, - подбодрил он.

Но мне нечего было добавить, поскольку перспектива собственными глазами лицезреть живую особь бескрылой гагарки рождала во мне массу противоречивых чувств, не нуждавшихся в словах.

Пока я собирался перед дверью деревянного офиса, профессор Фарраго подошёл ко мне и отдал письмо от Хальярда. Я свернул его и положил в карман, чтобы потом предъявить Хальярду при встрече.

- Сколько он хочет за птиц? - спросил я.

- Десять тысяч долларов. Не возмущайтесь - если птицы настоящие…

- Понимаю, - поспешно согласился я, не смея надеяться.

- Вот ещё что... - посерьёзневшим голосом заметил профессор Фарраго. - Может, вы обратили внимание, что в последнем абзаце письма Хальярд говорит ещё о кое-какой особи - о неизвестном виде прямоходящей амфибии... перечитайте абзац, будьте любезны?

Я достал письмо из кармана и послушно прочёл:

Когда вы увидите живых и настоящих бескрылых гагарок и лично убедитесь в правдивости моих слов, то сможете беспристрастно выслушать меня по ещё одному вопросу - факту существования самого странного создания на всём свете. Пока что скажу лишь, что данное существо следует считать прямоходящей амфибией, а обитает оно в океане неподалёку от побережья. Больше сообщить не могу, поскольку сам данное животное не видел, но у меня есть очевидец, да и многие другие готовы подтвердить, что видели особь своими глазами. Вы, конечно же, отвергните мои слова; но когда прибудет ваш представитель, коль скоро он окажется без предрассудков, я ожидаю, что в его отчёте о морском гуманоиде вы увидите подтверждение слов очевидца, в чьей благонадёжности я не сомневаюсь.

Искренне ваш, Бертон Хальярд.

Чёрная Гавань.

- Вот как, - произнёс я, призадумавшись. - Слона-то я и не приметил.

- Да ещё какого - водоплавающего! - подытожил профессор Фарраго, на прощание пожимая мне руку, - Вы ведь не забудете отправиться сегодня же?

- Конечно, но кто знает, когда я доберусь до порога господина Хальярда. До свидания!

- Насчёт морского гуманоида... - начал было осторожно профессор Фарраго.

- Ох, увольте! - оборвал я. - Я готов купиться на гагарок, так и быть, но если ваш Хальярд заведёт песню про какого-то водяного…

- ...или русалку, - предостерегающе вставил профессор.

На том я возмущённо ушёл, снова разуверившись в здравом уме профессора Фарраго.

Примечания

[1] Бескрылая гагарка (Pinguinus impennis) — крупная нелетающая птица семейства чистиковых, вымершая в середине XIX века. См. в Википедии.

[2] В начале XX века американские зоологи активно изучали и документировали природу своей страны, в том числе повадки распространённых видов. Осенью 1933 года одним натуралистом было задокументировано более 1000 случаев белок, переплывающих реку Коннектикут.

[3] Джон Одюбон (1785—1851) — американский натуралист, орнитолог и художник-анималист, автор труда «Птицы Америки». См. в Википедии.